Виктор Пн - о Льве Яшине

«ВЫХОДЫ ЯШИНА ИЗ ВОРОТ ДО Этого времени ПЕРЕД ГЛАЗАМИ»
- Такового голкипера ещё долго не будет в истории мирового футбола, - говорит Пн. - Лев Иванович предвосхитил своё время. Он был не только лишь величайшим вратарём, да и необычным человеком. Яшин никогда не демонстрировал на людях собственного величия. Он постоянно был умеренным, вежливым человеком и помогал юным футболистам. В сборной СССР у меня с ним сложились самые тёплые дела. Лёва вкупе с Валентином Ивановым и Игорем Нетто c первого же дня моего пребывания в государственной команде начал поддерживать меня. Я в протяжении восьми лет играл с этими великими футболистами плечо о плечо и многому успел у их научиться.

- Чем различался Лев Яшин от вратарей современности?
- Комментаторы на чемпионате мира в Бразилии говорили, что германский вратарь Мануэль Нойер сделал футбольную революцию. Ничего подобного! Конкретно Лев Иванович Яшин был полноправным владельцем штрафной площадки. Его идеальные выходы до этого времени стоят перед очами. Помню, как он помогал защитникам. Он никогда не играл лишь во вратарской площадке. А в сегодняшнее время нет голкиперов, кроме первого номера германской сборной, которые берут на себя смелость, выскакивают за штрафную и отбивают мяч головой. Это всё первым сделал Лев Иванович. Всё-таки нашим юным людям необходимо держать в голове историю российского футбола.

«ЕСЛИ ВИТЯ НЕ ЗАБЬЁТ, УСТРОИМ Медику ТЁМНУЮ»
- Лев Яшин был фаворитом как на поле, так и вне его?
- Непременно. Он был для нашей юный группы - Славы Метревели, Гиви Чохели, меня - старшим братом, который постоянно давал дельные советы.

Когда я возник в сборной, ко мне вечерком в номер зашли Андрей Петрович Старостин и Гавриил Дмитриевич Качалин и произнесли: «Витя, мы знаем, что ты рыбак, донской человек. У нас к для тебя крупная просьба. Мы все замечаем, как сильно напряжён Лев Иванович в день матча. С этого момента освобождаем тебя от физзарядки и просим вкупе с ним ходить на рыбалку». Сколько я ни находился в сборной Русского Союза, мы постоянно собирались перед матчами за некоторое количество дней и с утра прогуливались на рыбалку. Опосля совместного отдыха он ворачивался остальным человеком. Напряжение спадало, и он начинал улыбаться.

Вспоминается также финал первого чемпионата Европы в Париже, о котором почему-либо все дружно запамятовали. Когда Гавриил Качалин проводил установки перед матчами, он постоянно обращался к медику - Николаю Николаевичу Алексееву. Перед финальной игрой со сборной Югославии основной тренер спросил нашего доктора: «Доктор, какие есть замечания? Может, кто-то плохо себя ощущает?». Николай Алексеев, обычно, говорил крайним во время проведения установки. В этот раз доктор ответил тренеру тоненьким голосом: «Я знаю, кто сейчас забьёт решающий гол». Все сходу захохотали, заорали и спросили его в один глас: «Кто?». Он ответил: «Виктор Пн!». Лев Иванович встал, растянулся во весь собственный рост, поднял кулак и произнес: «Ну, ежели Витя сейчас не забьёт гол, мы для тебя все устроим тёмную». На этих словах мы улыбнулись и отправь на футбольное поле. И я забил! А опосля матча Алексеев подошёл к Яшину: «Лев Иванович, кто произнес, что Виктор Пн без забитого мяча с поля не уйдёт?». Он подошёл к нашему доктору, поднял его на собственных ручищах, поцеловал и проговорил с радостью в голосе:"Да, доктор, вы были правы!". Все заулыбались и поехали на ужин.

«ЛЁВА Постоянно ПЕРЕЖИВАЛ, Ежели СОВЕРШАЛ ОШИБКУ»
- Яшин владел всеобъятной популярностью, - продолжает Пн. - Таковой популярности я больше нигде не встречал. Мелкие детки из Южной Америки лезли на автобус со словами: «Яшин! Яхин! Ячин!». В руках они держали клочки бумаги. Лев Иванович никому никогда не отказывал в автографах. Тогда для нас, русских людей, было в диковину их давать. А он трепал детей за чубчики и всем давал автографы. Лев Иванович - удивительнейший человек. Пару слов охото огласить и о его отношении к семье. В которой бы точке земного шара Яшин ни находился, он постоянно звонил домой Валентине Тимофеевне и спрашивал: «Как там малыши? Как твоё здоровье? И как там моё родное 'Динамо'? Крайний вопросец он постоянно добавлял в конце разговора. Лев Яшин - знамя столичного 'Динамо'. О бело-голубых узнали все, так как Лев Иванович играл за динамовцев.

- Виктор Владимирович, как Льву Яшину в протяжении длительных лет удавалось держать настолько высшую планку?
- Необходимо было созидать, как Лев Иванович тренился. Заканчивалось занятие, и все потихонечку разбредались. А он орал опосля тренировки: 'Витя, Валя, побейте мне ещё по воротам!'. Не надо забывать, что Яшин всё жизнь мучился из-за язвы желудка, которую он получил во время войны. Он работал вкупе с папой токарем в Подмосковье. Самой дорогой собственной заслугой Лев Иванович считал медаль 'За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг'. От язвы он страдал, но никому не демонстрировал. В то время было какое-то одно голландское лечущее средство, которое знакомые дипломаты старались привезти ему и чрезвычайно тактично передать.

Лёва постоянно переживал, ежели сделал какую-то ошибку в прошедшем матче. Он постоянно оттачивал мастерство, работал над бросками в нижний угол. При его росте было тяжело складываться. Он, обычно, отбивал такие мячи в шпагате. Верхние мячи не были для него неувязкой. Яшин тренился и в снег, и в дождик. Для него не было непогоды. Он постоянно оставался на 30-40 минут опосля тренировки на футбольном поле. Умопомрачительно! В том числе и благодаря таковой любви к футболу Яшин достиг таковых высот.