Эсекиэль Гарай: Вы лицезрели, как мы пели в Бразилии?

Гарай слывет одним из самых тихих футболистов «Зенита». Как агрессивно и самоотверженно он играет против конкурентов, так же сдержан и спокоен в разговоре с одноклубниками. Нет, Гарай, естественно, не бука, дела у него со всеми ровненькие и доброжелательные, но от панибратства аргентинец далек. Общекомандные мероприятия не игнорирует, но гулким компаниям предпочитает тихие посиделки дома с супругой Тамарой и крохотным чихуахуа. С болельщиками Гарай разговаривает, не отходя от домашнего очага, - через твиттер. При этом записи оставляет на 2-ух языках - испанском и российском.

- Это моя переводчица старается, - разъясняет Гарай. - Она помогает мне решать разные бытовые вопросцы и заодно переводит на российский язык то, что я желаю огласить болельщикам в вебе. На мой твиттер подписалось необычайно много российских юзеров, и было бы несправедливо заставлять их лезть в онлайн-переводчик.

- Жест, знаю, почти все оценили.

- И отлично! Так как чрезвычайно принципиально поддерживать связь с болельщиками, делиться с ними радостями и переживаниями.

- Может, таковым образом, вы скоро сами начнете осознавать российский?

- Быть может. Хотя язык у вас непростой. В особенности - буковкы.

- А сколько языков понимаете?

- Лишь испанский и португальский. Они похожи. Когда жил в Лиссабоне, то освоился достаточно быстро. Может быть, в дальнейшем выучу что-то еще.

- Ежели будете кое-где на улице звать свою супругу, то российские люди могут принять вас за собственного.

- Почему?

- Имя Тамара в России всераспространено достаточно обширно.

- По правде? Любопытно, не знал о этом. А что с именованием Эсекиэль?

- Его вариацию, Иезекииль, можно встретить разве что в церковных книжках. Вы верующий человек?

- Нет, не произнес бы так про себя. В Аргентине это считается обыденным именованием. Его носят не только лишь священники либо монахи.

- Как вас именуют партнеры в «Зените» и сборной?

- По-разному. Почаще всего просто Гарай. А время от времени по прозвищу - Нэгро.

- Почему конкретно «черный» (исп. negro - темный. - Прим. авт.)?

- Так повелось. Может, из-за смуглого цвета кожи? Во всяком случае, это кратко и комфортно. Сходу понятно, к кому обращаются.

* * *

- Аргентина - страна великих нападающих. На данной для нас же позиции начинали и вы. Почему в итоге стали защитником?

- В молодежной команде «Ньюэлл'с Олд Бойз» я вправду был сначала форвардом, но так сложились происшествия, что у нас появились препядствия с защитниками, и тренеры решили, что конкретно я должен занять вакантное место.

- Не было сожалений?

- Принял это как подабающее, но на данный момент сожалений точно нет. Оглядываясь на свою карьеру, понимаю, что решение было правильным. Годы в «Ньюэлл'с» стали неплохой школой. Я оказался в системе клуба лет в 12, а в высшем дивизионе дебютировал в 17. Естественно, принимал все, как воплощение детской мечты. Единственное, о чем я на данный момент незначительно жалею, это то, что поиграл в Аргентине совершенно незначительно. Толком не прочуял всего величия нашего чемпионата. В Европу уехал рано. Но все что ни делается - к лучшему.

- Для евро болельщика «Ньюэлл'с» находится в тени «Бока Хуниорс» и «Ривер Плейта». Как в Аргентине?

- «Ньюэлл'с» - популярнейший клуб. Все знают, что он воспитал Месси, его цвета одно время защищал Марадона. За команду хворают не только лишь в Росарио, да и во почти всех остальных аргентинских городках.

- Воспитанник «Ньюэлл'са» Кристиан Ансальди говорил, что самый узнаваемый уроженец Росарио - это Месси. Че Гевара лишь на втором месте.

- Уверен, они оба идиентично популярны. При этом не только лишь в Аргентине, да и во всем мире. Даже в России люди носят майки как с фамилией Месси, так и с портретом Че Гевары.

- Вы успели пересечься с ним в «Ньюэлл'с»?

- Нет, совместно с Месси я играл лишь в разных сборных Аргентины. В 2005 году мы, к примеру, вкупе одолели на чемпионате мира U-20.

- Как много внимания аргентинские болельщики уделяют молодежным сборным?

- Любые победы приносят стране удовлетворенность. Понятно, что государственная сборная главнее всего, но люд ликовал и опосля фуррора в 2005-м, и опосля Пекина, где фактически этим же составом мы выиграли золото Олимпиады-2008.

- Много ли из числа тех золотых юношей игрались через девять лет в Бразилии?

- Шестеро - Месси, Агуэро, Сабалета, Гаго, Билья и я. А из пекинской команды до финала в Рио вообщем полсостава доехало.

- Много было тех, кто мог стать звездой, но так не раскрыл собственный потенциал?

- Трудно измерить чей-то талант. Наверняка, в неких вариантах стоит говорить о удаче. В Аргентине столько профессиональных футболистов, но в сборную попадают избранные. Кому-то подфартило больше, а кто-то своим шансом не пользовался. На мой взор, ежели игрок не стал строить карьеру в Европе, это не означает, что он не открылся либо что его путь в футболе не удался. В аргентинском чемпионате выступают по-настоящему выдающиеся профессионалы. И их не 10 либо 20 человек, а еще больше.

* * *

- Молвят, что Месси остается таковым же, каким был в 17-18 лет.

- По нраву - точно. Он постоянно идиентично прост и дружелюбен. Великий игрок и хороший юноша.

- Чемпионат мира на него давил?

- Не больше, чем на каждого из нас. Месси был собран, но полностью спокоен.

- На YouTube есть видео, снятое опосля тренировки вашей сборной, при этом чемпионат тогда уже шел полным ходом. Агуэро стоял с мегафоном и дирижировал, человек семь игроков в обнимку пели веселую антибразильскую песенку, и все это на очах у 10-ов журналистов.

- Ой, мы эту песню пели не раз не два! «Бразилия, скажи мне, каково это»… По-моему, пели ее каждый день. Атмосфера в команде была, естественно, потрясающей. Песня, кстати, стала реальным саундтреком к нашему выступлению на чемпионате. Она звучала везде - на стадионах, на улицах, в аэропортах, ну и мы сами, как вы лицезрели, не отставали от болельщиков. Было здорово.

- Жалко лишь, что с Бразилией так не сыграли.

- Согласен.

- Некие аргентинские болельщики в беседах с одним из нас говорили, что с радостью бы променяли выход в финал на победу над Бразилией, пусть даже и в 1/8 финала. А вы?

- Ха, непростой вопрос… Соперничество с Бразилией - вправду особенный вопросец. Давняя история, старенькые счеты, нескончаемые споры. Честно, все чрезвычайно желали встретиться с хозяевами. Но согласиться на предложенный вами вариант не готов. Очень непростой выбор.

- О чем помыслили, когда Бразилия была уничтожена Германией?

- Не могу огласить, что я сильно расстроился. С иной стороны, своим бразильским товарищам посочувствовал. Семь голов в таком матче, да к тому же перед своими болельщиками, да к тому же на чемпионате мира. Такового, ребята, не пожелаешь никому.

* * *

- Собственный 1-ый настоящий сезон в Европе вы провели практически без замен и к тому же в один момент наколотили за «Расинг» аж девять голов. Как такое стало может быть, тем паче в 20 лет?

- Доверие окрыляет. Когда понимаешь, что вправду нужен клубу, тренеру и команде, то превосходишь самого себя. Это умопомрачительно, ведь в Аргентине я не успел как надо поиграть на высочайшем уровне, но «Расинг» поверил в меня и, на самом деле, открыл дорогу в большой европейский футбол. Чрезвычайно благодарен тем людям, которые посодействовали мне освоиться в испанском чемпионате.

- Почему так не удалось закрепиться в «Реале»?

- По различным причинам. В 1-ый год при Пеллегрини я играл наиболее либо наименее повсевременно. В том числе из-за того, что получил травму Пепе. Потом пришел Моуринью, я получил травму, а когда поправился, то конкурировать с таковыми великолепными защитниками, которые есть в «Реале», стало чрезвычайно тяжело.

- Может, стоило побороться?

- У меня нет никаких колебаний, что решение уйти в «Бенфику» было правильным. Я его воспринимал сам, так как мне хотелось играться. Очевидно, никаких обид у меня ни на кого не осталось.

- Моуринью - самый сложный человек, который был вашим тренером?

- Понимаете, его стиль несколько различается от того, что есть по сути. В разговоре со своими игроками и персоналом Жозе - чрезвычайно неплохой человек. Перед журналистами и публикой он иной. Для что? Может быть, таковым образом он берет на себя часть давления, которое постоянно оказывается на команду. Моуринью - не только лишь великий тренер, да и неплохой психолог.

* * *

- Спартаковец Хуан Инсаурральде именовал вас наилучшим аргентинским защитником, а вот Херардо Мартино почему-либо в сборную не позвал. В чем дело, как думаете?

- Тяжело огласить. Мое дело - не удивляться, а работать так, чтоб в последующий раз позвали. Все желают играться за сборную, но заявка ограничена. Тренер воспринимает решения, и сейчас он, возможно, считает, что есть наиболее достойные кандидаты. Я постараюсь его переубедить.

- Но разве с чемпионата мира, где вы игрались в каждом матче, прошло много времени?

- Бразилия - уже история, а на данный момент все задумываются о будущем. За былые награды никого приглашать в сборную не будут. Нужно подтверждать свое мастерство в матчах за клуб.

- Наверняка, сначала это касается игр в Лиге чемпионов, не так ли? Так как, ежели судить лишь по чемпионату России, к для вас вопросцев быть не обязано.

- Естественно, еврокубки - это чрезвычайно принципиально. Как для каждого футболиста лично, так и для команды в целом. В таковых матчах на тебя глядят во всем мире, а не только лишь твои болельщики. Ежели успешно сыграем в Европе, и в сборную будет проще возвратиться. Мы успешно начали Лигу чемпионов, и я надеюсь, что так пойдет и далее. Все зависит от нас.

- «Монако» - клуб уровня «Зенита»? Либо вы в грядущей игре побкдители?

- Матч покажет. Без Фалькао и Хамеса (Родригеса. - Прим. авт.) команда смотрится по-другому, но она по-прежнему небезопасна. В «Монако» осталось много мощных исполнителей, и, уж поверьте, они могут играться в футбол. Нам ни при каких обстоятельствах нельзя расслабляться. В первом туре французы, как и мы, одержали победу. И на данный момент им наверное чрезвычайно охото выйти на незапятнанное 1-ое место.

- Да и у вас те же задачки, не так ли?

- Совсем правильно.

* * *

- У вас на родине не удивляются, что вы в расцвете сил, опосля удачного себе чемпионата мира уехали не в Великобританию либо обратно Испанию, а в Россию?

- Если честно, не смотрю за тем, что молвят. При переходе для меня было принципиально мировоззрение моих близких, моей супруги. Мы с ней посоветовались и приняли решение ехать. И пока я ни на минутку о этом не пожалел. Клуб ко мне чрезвычайно внимателен, болельщики встретили отлично, футбол наш мне нравится, город прекрасный и миролюбивый.

- Слухи высылали вас в «Зенит» и в прошедшее трансферное окно. Выходит, переговоры продолжались не один месяц?

- Не так принципиально, сколько они продолжались по времени, принципиально, что «Зенит» с самого начала был последователен и настойчив в собственном интересе. Это единственный клуб, который сделал конкретное предложение и который смог договориться с «Бенфикой». Хоть какого футболиста таковая конкретика подкупает. И я рад, что для «Бенфики» сделка оказалась выгодной. Этот клуб почти все для меня сделал, так что желаю ему в дальнейшем всего самого лучшего.

- Скажете когда-нибудь то же самое про «Зенит»?

- Надеюсь! Пока, во всяком случае, все складывается отлично.

- «Зенит» при вас щелкает в чемпионате 1-го конкурента за иным. Лишь «Спартак» сумел прервать серию. Для вас не кажется, что разрыв в классе меж вашей новейшей командой и почти всеми иными очень велик? Не разочаровал уровень футбола?

- Ну ведь это не только лишь в России так бывает. Во почти всех чемпионатах есть явные побкдители. А что касается уровня, то он сравним с португальской лигой. С той различием, что в России больше борьбы и футбол тут наиболее атлетичный. Но мне это даже нравится.

- На поле вы производите воспоминание грозного и чрезвычайно хладнокровного человека. Ваши друзья вас не боятся?

- Нет, в жизни я - само спокойствие. Не люблю гулких вечеринок и ночных кутежей. Для меня наилучший отдых - это посидеть дома с супругой либо тихо погулять по городку. А ночкой нужно спать.

- Почему больше всего скучаете вдалеке от Аргентины?

- Разве что по известной аргентинской говядине. Но я не самый капризный человек, и пища в России меня вполне устраивает. Тут и суп часто ем, тоже вкусно. В общем, жаловаться не на что.